Как проесть фонд будущих поколений

12.11.2019 12:56
shadow

Согласно последнему отчету Нацбанка по использованию средств Нацфонда, в прошлом году наблюдалось значительное снижение поступлений в «нефтяную копилку»

Причём происходило это на фоне резкого падения доходности его активов и небывалого роста расходов. В результате его средства существенно уменьшились, а инвестиционный убыток оказался рекордным за всю многолетнюю историю фонда.

Нацфонд на полуголодном пайке

Из опубликованного регулятором отчета о формировании и использовании средств Национального фонда можно сделать вывод о доминировании сразу нескольких негативных тенденций. Первое, что бросается в глаза, - значительное сокращение поступлений в Нацфонд в прошлом году. Они оказались самыми низкими за последние 6 лет, составив 1,63 трлн тенге. По сравнению с наиболее благоприятным за последние 5 лет 2012 годом они резко снизились, обвалившись почти в 2,5 раза!

Впрочем, то, что это случилось, выглядит вполне закономерно, поскольку почти 100% поступлений в Нацфонд составляют налоговые платежи от компаний нефтегазового сектора. При этом основную их часть - 35% - обеспечивает корпоративный подоходный налог, 28% - налог на добычу полезных ископаемых, 16% - доля Казахстана по разделу продукции и 14% - рентный налог. Остальные 7% приходятся на налог со сверхприбыли и бонусы.

Поэтому и не удивительно, что, когда нефтяные цены с середины прошлого года ушли в крутое и затяжное пике, резко обвалились и платежи от «нефтянки» в Национальный фонд. При этом обвал финансовых поступлений в «нефтяную копилку» еще раз показал, за счет чего зарабатывает и живет Казахстан.

Не за счет успешной реализации всевозможных индустриально-инновационных госпрограмм и бесконечных обещаний чиновников провести диверсификацию экономики, а за счет добычи и продажи «черного золота». А значит, до тех пор, пока нефтяные цены находятся на невысоких уровнях, ждать увеличения поступлений в Нацфонд, собираемости налогов в госбюджет и экономического роста не приходится.

Траты растут как на дрожжах

Однако снижение поступлений в Национальный фонд - это только вершина айсберга. Другая проблема заключается в том, что на фоне уменьшения платежей в Нацфонд стремительно растут его расходы. Под расходами подразумеваются ежегодные целевые и гарантированный трансферты в республиканский бюджет.

Так вот, только в прошлом году по этим направлениям было использовано 2,47 трлн, что стало рекордной суммой изъятий за последние 5 лет и в 1,2 раза больше суммы, взятой из Нацфонда в 2014-м.

Но самое интересное заключается в том, что помимо гарантированного и целевых трансфертов у Национального фонда есть еще одна статья расходов – финансирование квазигосударственного сектора, то есть госфондов с подконтрольными им нацкомпаниями и институтами развития через покупку облигаций.

Примечательно в этом то, что в отчете Нацбанка облигационное заимствование квазигосструктурами признается заведомо убыточным, поскольку оно предоставляется на условиях ниже рыночных! В прошлом году по этому направлению была использована сумма в размере 1,07 трлн тенге.

Если прибавить её к объему гарантированного и целевых трансфертов, то получится, что в прошлом году из Нацфонда изъято в общей сложности 3,54 трлн тенге. То есть по нынешнему курсу - примерно $10,5 млрд. И это на фоне резкого снижения поступлений в него.

Но если с гарантированным и целевыми трансфертами в республиканский бюджет есть хоть какая-то ясность, что одна часть этих средств идет в расходную часть бюджета, а другая – на реализацию госпрограмм «Нурлы жол» и форсированного индустриально-инновационного развития, то куда были направлены деньги Нацфонда после покупки облигаций квазигоссектора – тёмный лес. Не исключено, что значительная их часть потрачена на погашение внешней задолженности квазигоскомпаний. Однако на этот счет в отчете регулятора ничего не говорится.

Быть бы живу…

Но, как бы то ни было, и падение поступлений, и рост расходов Нацфонда сопровождались резким снижением доходности его активов. По итогам прошлого года инвестиционный убыток Нацфонда достиг небывалых $1,7 млрд, или почти 2,5%, что стало наихудшим результатом инвестирования средств фонда за всю историю его существования.

Не удивительно, что результатом снижения поступлений, роста расходов и рекордного инвестиционного убытка стало резкое сокращение средств Нацфонда на $7,2 млрд, или на 13,3%, c $70,73 млрд по состоянию на 31 декабря 2014 года до $63,51 млрд к 31 декабря 2015-го.

Нетрудно подсчитать: если темпы расходования средств Национального фонда, падение поступлений в него и снижение инвестиционной доходности сохранятся и впредь на уровне прошлого года, то его активы могут закончиться уже в ближайшее десятилетие.

Однако это самый пессимистичный сценарий. В реальности его средства хоть и постепенно, но начали восстанавливаться вслед за ростом нефтяных цен. По состоянию на 31 мая этого года они выросли до $65,51 млрд. В то же время этот показатель остается далеко позади от максимальных значений. Напомним, что они были зафиксированы в августе 2014 года, тогда активы Нацфонда достигли $77,24 млрд.

Нетрудно догадаться, что дальнейшее увеличение или снижение средств Нацфонда будет в первую очередь зависеть от уровня нефтедобычи в Казахстане и поведения нефтяных цен. Однако рассчитывать на то, что они когда-либо будут расти такими же быстрыми темпами, как в 2010-2014 годах, было бы наивно.

Более того, относительно небольшой объем накопленных активов в Национальном фонде и падение поступлений в него указывают на то, что время для того, чтобы его средства могли стать мощным источником диверсификации экономики, бездарно упущено. Как говорится, не до жиру, быть бы живу.

Да, из него выделяется финансирование на реализацию госпрограмм «Нурлы жол» и индустриально-инновационного развития. Однако, во-первых, суммы, которые направляются на поддержку экономики, слишком малы и не сопоставимы даже с размерами ежегодных платежей Казахстана по совокупным внешним долгам. Напомним, что на стимулирование экономической активности власти намерены в этом году выделить еще $4,5 млрд.

Во-вторых, эффективность использования выделяемых средств вызывает, мягко говоря, большие сомнения, потому что, сколько ни выделяй, значительного экономического эффекта как не было, так и нет. В силу названных причин деньги Нацфонда, направляемые для стимулирования экономического роста в столь сложные времена, – как мертвому припарки. Они способны в условиях неоправданно жесткой денежно-кредитной политики Нацбанка лишь дать предприятиям реального сектора день простоять да ночь продержаться, и то не всем.

Впрочем, это все-таки лучше, чем совсем ничего, если, конечно, львиная их часть будет направлена в экономику, а не окольными путями - на выплату внешней задолженности квазигосударственного сектора.

Источник: КазТАГ.

2
0
0